Происхождение мифологического способа восприятия мира


Несколько слов по введению

У человека есть одна очень забавная особенность, может быть, даже странность. Всё, что происходит вокруг, по его мнению, должно иметь хотя бы косвенное к нему отношение. Позволить событиям идти своим чередом для человека просто недопустимо.

Если он вспахал поле и получил урожай - это его заслуга. Природа с её погодными капризами принимается в расчет только в случае неурожая. Хотя ещё неизвестно, кто больше заслужил благодарность за богатый урожай – природа или человек.

Сделаем некоторое вольное допущение. «Сказка ложь, да в ней намек…»

Однажды, в первобытные времена, человек очень удивился, увидев, как из собранных им, но случайно забытых осенью колосьев весной проросли высыпавшиеся зёрна - зелёной, густой, сочной порослью. Он очень обрадовался увиденному. Видимо, первооткрыватель был сыт и не стал съедать вкусную молодую поросль, но факт ему запомнился – то ли из-за обилия всходов, то ли из сожаления, что он их тогда так и не попробовал. Осенью, обнаружив на этом же месте знакомые колосья, но в еще большем количестве, да ещё полные зерен, и испытав законную радость от узнавания, соединив в голове оба факта, человек осознал причинную связь между своими поступками и происшедшими событиями. Но, наверное, ещё больше он был поражён своей «мудрости» и «прозорливости». Случайные по своей сути события вдруг приобрели вид закономерных и зависящих от его воли. Почувствовав себя творцом, homo sapiens ощутил себя хозяином природы. Теперь он, «творец», был на вершине Олимпа, а Природа ему «служила». (С тех пор много было собрано и не собрано урожаев, но мысли в голове у человека по-прежнему такие же. Мы и сейчас продолжаем покорять природу величием и могуществом своей «прозорливости» и «гениальности»).

Так ли всё было на самом деле – неважно, важно другое – что из этого или подобного этому факту последовало.

С этого момента всё, что происходило вокруг, возымело для человека субъективно трактуемую значимость. Субъективный характер самого процесса формирования суждения, «логичность» возникновения такой вероятностной модели происшедшего события человек с успехом распространил на всё, происходящее вокруг.

Для человека все его действия имеют какой-то смысл. Пользуясь самой простой формой передачи информации, такой, как отражение, он с помощью психического процесса, называемого проекцией (т.е. отражение чего-либо на что-либо) стал проецировать процессы, имеющие место в его голове, на процессы, происходящие в мире. И теперь всё и вся обрело смысл. Всё было провозглашено «личностью», имеющей душу, потому что личность и душа есть у самого человека. Каждая травинка, камень или дерево стали вести себя как одушевлённые существа. Явления мира приобрели «понятные» человеку значения и смыслы. Мир перестал быть хаотичным и непознаваемым, а потому пугающим.

 Но случайностей и необъяснимых вещей вокруг всё же было намного больше, чем мог объяснить человек, исходя из своего собственного осознания мира.

 Силой своей воли человек решал различные задачи. Чья воля сильнее, тот и прав. (Знакомо до боли и сейчас). Собственные страхи приходилось преодолевать также волевым усилием. И если по каким-либо причинам ему не покорялась «воля» травы, дерева, камня или реки, то, по его мнению, лишь потому, что их «воля» была сильнее его собственной. Требуя уважения к своей воле и утверждая её силой и агрессией, человек экстраполировал («приписал») такой же агрессивный механизм воздействия на себя и своих сородичей объективным и случайным явлениям Природы. Пытаясь понять Природу через своё взаимодействие с ней, человек «приписал» этому грозному объекту наличие «воли», такой же, какой обладал он сам. Так носителем «воли» (или смысла) стала внешняя, не зависящая от человека сила – Природа. Так появилась отвлеченная идея «воли», независимая от её носителя. Переживание человеком идеи независимой от него сильной «воли», существующей в мире, породило идею Бога. Теперь боги были везде – в камнях, в реках, в дереве и огне. Дальше – больше. От анимизма к тотемизму, а от него – к политеизму и монотеизму. Мир перестал быть случайным – человек сделал его объяснимым, а по мере упорядочивания своих внутренних субъективных содержаний, по мере усложнения общественных взаимоотношений усложнялись и отношения между его богами.

Живя в обществе, человек использует как индивидуальную личную форму познания, так и коллективные способы осмысления и структурирования процессов окружающего мира. Эти две формы выступают как экстравертированность и интровертированность сознания, т. е. направленность мыслительных процессов изнутри психики наружу или же наоборот – снаружи психики вовнутрь. Соответственно, большее личностное значение приписывается процессам, происходящим снаружи психики или внутри её. Большая опора на экстравертированность дала политеизм. В противовес этому опора на интровертированность и желание максимального проявления собственной индивидуальности закономерно проявились в монотеизме. Различные формы и способы отражения психических процессов приводят к различным результатам. Но объединяет их только одно – то, как человек понимает себя, то, посредством чего он отражает себя для себя самого. Это и будет определять, каким богам он будет молиться.

Пока речь шла об отражении и понимании процессов, так сказать, «ближнего окружения», все было относительно хорошо. Нужно было только периодически «сжигать» (в прямом и переносном смысле) еретиков, имевших смелость усомниться в истинности господствующего взгляда на мир. Идея божественного предначертания событий всё объясняла. Но по мере усложнения картины мира от воистину необъятных пространств Вселенной до неисчерпаемости элементарных частиц и полевых структур человек столкнулся с непостижимой «разумностью» устройства материи и Бытия. Эта «разумность» связала в единое целое прямо или опосредованно зависящие друг от друга явления – от атома до метагалактик. Оказалось, что всё влияет на всё. Хаос перестал быть хаосом. Хаос – это система порядка, где порядок в человеческом смысле слова всего лишь один из множества вариантов существования Бытия. Закономерность и случайность потеряли свою прежнюю однозначность восприятия и трактовки.

 Выяснилось, что результат физического эксперимента может зависеть от воли и желаний самих экспериментаторов. Такая необъяснимая зависимость результата от ожиданий человека полностью противоречила божественной предначертанности событий. Одних это привело к атеизму, других – к идее некоего Вселенского разума.

Если достижения границ макро- и микрокосма в обозримом будущем что-то не предвидится, то до каких же пределов нам придется раздвигать размеры Бога? Но что интересно, в идее понимания Бога, от анимизма до Вселенского разума, человека устраивает только личностная модель управления Бытием. Может быть, этот феномен объясняется тем, что и себя мы воспринимаем только как индивидуальность, как личность? Наш Бог равен размеру нашей личности?

Сознание, являясь частью мира, может отражать только то, что есть в этом мире. Но не следует забывать и о том, что оно может отразить только тот уровень организации Бытия, на каком находится оно само.

 «Расширяя» понятие Бога от ограниченного и злого идола до размеров Вселенского разума, человек, вероятно, так же далёк от понимания Божественного, как и от понимания своего места в Мироздании? Идея Бога (внешнее) и нравственного императива внутри нас (внутреннее) – вот вечный двигатель человечества? Опора на эту идею или её полное отрицание – всего лишь две стороны одной и той же проблемы. Всего два полюса одного отношения к миру, существующему независимо от нас.

 Идея Бога опирается на внутренние глубинные процессы в психике человека. Она вырастает из самого способа мышления человека, из того, как он творит себя, свое мировоззрение, свое понимание общества – свой общественный миф. И этот миф, хоть и субъективный по происхождению, но не менее реальный, чем сам человек и его психика.

 Понимание принципов собственного способа мышления, уяснение механизмов его деятельности даст человеку возможность глубже осознать природу как личных, так и общественных иллюзий, приблизит к истинному пониманию Мироздания, а значит, к пониманию своего места во вселенской структуре Бытия. Осмысление двойственной структуры сознания, одновременно относящегося к сфере объективной реальности уже по самому факту своего существования и в то же время имеющему субъективный характер по форме и по факту возникновения, возможно, отодвинет спор материалистов и идеалистов в прошлое.

ХХI век, скорее всего, станет веком, когда человечество поймёт, для чего ему такой дар, как Сознание. Не для того же, чтобы доказывать друг другу, чья демократия и субъективное понимание устройства мира лучше...

Мы обсуждаем теории рождения сверхновой звезды в далёкой галактике, до которой даже в предполагаемом будущем не долетим на фотонной ракете, и в то же время не можем понять мотивов поведения своего собрата, сидящего рядом с нами. Стоит ли удивляться недальновидности человеческих поступков, учитывая тот факт, что даже гении человечества отражают в своих суждениях только дух времени, в котором они живут. Их теории – лишь демонстрация уровня осознания человеком самого себя на данном отрезке развития. Похоже, человечеству еще есть к чему стремиться. Хотелось бы надеяться, что ему хватит умственных способностей справиться со своими страхами и личной агрессией ещё до того момента, как Бытие признает эксперимент с проектом «Человек» бесперспективным способом своего отражения и своей реализации.

Происхождение мифологического способа восприятия мира и его особенности.

Все, что происходит в мире, всё происходящее во Вселенной, будь то рождение сверхновой звезды или создание нового спектакля, можно представить как процессы обмена или создания информации. Точнее сказать, процесса трансформации информации. (Мы привыкли оперировать термином «энергия», но если определить энергию как количество информации в единице объема, то в конечном счете все наши рассуждения сведутся к информационным взаимодействиям). Информация и умение субъекта с ней обращаться и есть тем краеугольным камнем, позволяющим индивиду представлять себе реальный мир как таковой, наблюдать многообразие его форм и самому существовать в нем. Кто владеет информацией, тот владеет миром. Это правильно, но это не вся правда. Можно обладать информацией, но не знать, что с ней делать. Наверное, лучше выразиться по-другому: кто умеет трансформировать и интерпретировать информацию, тот владеет миром. Всё, чему мы учимся в жизни, связано с навыками обращения с информацией. Важен не только процесс изучения или скорость обработки полученных знаний (сведений) – еще важнее цель этой обработки. Информацию делает значимой её достоверность и возможность использования, то есть отсутствие искажения в процессе восприятия и передачи. Человек – лишь один из многих каналов передачи информации во Вселенной. Является ли он самым главным каналом – это ещё вопрос. (Забавно ощущать себя банальным приемником и передатчиком информации, но откуда и куда мы её передаем?)

 Целесообразность появления человека как биологического вида обусловлена тем, что он как никто другой способен осуществлять процесс трансляции и трансформации информации, отражая тем самым сам способ существования Бытия. Эволюционное усложнение организационных структур в природе привело к появлению биологических форм организмов, более прогрессивных, чем мир минералов и кристаллов. Кстати, кристаллы тоже способны расти и трансформировать информацию, но с очень незначительной скоростью. Человек, частично выйдя из-под влияния естественного отбора как регулятора его существования, перешёл на качественно иной уровень восприятия действительности. Человеческая психика дала возможность преобразования информации в чистом виде и, что самое главное, с учетом оценки полученного результата такой трансформации. Значит, всё, ради чего живет человек, все его усилия и муки определяются как усилия по совершенствованию собственной психики. Но и это утверждение справедливо не для всех, ведь у каждого свой кумир – желудок, кишечник, фаллос, «мерседес» или счет в банке…. Так что оставим кесарю кесарево.

Мышление – единственный процесс в организме, НЕ получающий своего развития вследствие завершения биологического созревания человека. К сожалению, развитие и созревание механизмов мышления индивида возможно только при постоянном уходе за его ментальной функцией со стороны другого более развитого аппарата мышления, постоянно находящегося рядом.

Если не происходит процесс передачи способа мышления от одного индивида к другому, психика первого скатывается на уровень обслуживания рефлексивных или инстинктивных способов поведения. Содержание психики ограничивается так называемым операционным мышлением, связанным с обслуживанием биологических потребностей организма. Ментальное не есть биологическое, но без него неосуществимо. Компьютер обыгрывает человека в шахматы, но не потому, что лучше думает, - он быстрее считает. Мышление от рефлексии отличается тем, что в процессе мышления из первичных элементов возникает нечто новое, принципиально не содержавшееся в исходных элементах. Но не об этом пока речь…

Из общей психологии известно, что психика человека состоит из двух частей сознательной и бессознательной составляющих. Есть еще третья форма проявления психической деятельности – предсознательная. Предназначение этой формы психической деятельности, вероятно, более значимо, чем принято думать. В рамках этой сферы устанавливается способы и характер взаимосвязи между элементами внешнего мира и внутренними структурами психики. Вероятно, именно там происходит процесс называемый мышлением. Это тема отдельного рассуждения. Сознательная часть представлена сознанием, которое использует в своей работе логически-дискретные механизмы и обрабатывает информацию по частям. Бессознательная часть психики воспринимает информацию в целом, так сказать, в объёмном варианте, и производит обработку её в виде манипуляций с образами. Образное, объёмное мышление за счет отказа от детального восприятия позволяет оценивать информацию в общем, почти мгновенно, проигрывая при этом в качестве обработки, но выигрывая во времени. Основная задача такого способа обработки информации – определить, есть ли угроза выживанию.

Сознание структурирует свою деятельность в виде понятий, суждений, умозаключений, логических законов и теорий, выраженных через вербальный код. Бессознательная мыслительная деятельность осуществляется через обработку сенсорных кодов, через формирование психических образов. Образ или некая организация нескольких образов, отображённый в вербальной или иной изобразительной форме, называется мифом. Миф есть способ организации сознательных или бессознательных образов в какую-то картину. Через связь образов он отражает нечто общее для всех и обладает глобальными чертами. Способность вместить и отразить свойства всех организованных или не совсем организованных образов восприятия делает его не только структурированной формой психики, но специфическим способом мышления. Исторически образы выстраиваются по индивидуальному сценарию преимущественно в детские годы и в дальнейшем отражают личный уровень и степень организации психики индивида. Наличие двойного кодирования позволяет через механизм дублирования усваиваемой информации уменьшить ее возможные искажения. В биологической среде используется тот же двоичный способ дублирования, например, двойной код хромосом. В человеческом обществе есть еще один уровень кодирования информации – так называемый общественный миф. Общественный миф - это господствующая в данное время в общественном коллективном сознании и в коллективном бессознательном устойчивая система представлений, некая эвристическая парадигма, отражающая глобальные представления на мир во всех его проявлениях (идолопоклонничество, поли- и монотеизм, атеизм и другие формы мировоззрения). Одной из форм этого мифа является так называемый «семейный миф», но есть еще одна любопытная форма мифа это «личный миф».

 В психике индивида механизм взаимодействие имеющихся в его распоряжении образов, а значит, и их структурирование организуется под влиянием усвоенной в детстве некого закона, парадигмы, посредством которой происходило осознание бытия. Эта парадигма образуется и структурируется через взаимодействие индивида и «значимого Другого» - как правило, того, кто выполняет функцию матери, осуществляя уход за ребенком. Образовавшаяся под влиянием материнского объекта парадигма становится доминирующим способом личного взаимодействия индивида со своей окружающей средой на долгие годы, если не на всю жизнь. Отражением этой парадигмы становится функция (или способ) восприятия личностью окружающего мира. Функция восприятия приобретает форму личной гипотезы, отражая понимание индивидом устройства и функционирования окружающего мира. Эта гипотеза и есть так называемый «личный миф».

Через призму этой парадигмы, через структуру личного мифа сознание и бессознательные структуры психики воспринимают и оценивают процессы, идущие как внутри личного организма, так и в мире в целом, формируя мифологический способ их восприятия и интерпретации. Под влиянием данного мифа развивается вся психика индивида. Сознание, воспринимая влияния внешнего мира через призму этого мифа, пополняет информационный багаж бессознательной части психики и при благоприятных условиях способствует коррекции личной психической парадигмы в оценке мира. Поставщиком и корректировщиком воспринимаемого информационного материала для личного мифа выступает как личная психика, так и (в большей степени) существующий в данное время общественный миф. Именно в этом общественном мифе отражаются коллективные формы восприятия и понимания процессов в окружающем мире.

Сознательные и бессознательные структуры человеческой психики, воспринимая информацию, оказывают влияние друг на друга и могут развиваться только благодаря этому взаимовлиянию. В процессе мыслительной деятельности индивид использует оба способа оценки информации, без четкого разделения их на сознательные и бессознательные. Он делает это практически одновременно, исходя из потребностей конкретного момента своей жизнедеятельности. Дискретно-логическое и образное (мифическое) мышление выступают как взаимопроникающие и взаимообуславливающие процессы, как две стороны одной медали, последовательно сменяя друг друга. Психика последовательно пребывает то в сознательном, то в бессознательном режиме функционирования. В каждый момент времени можно определить ее пребывание в одном или другом варианте своего проявления, подобно тому, как и квант света (фотон) мы можем определить в рамках волновой или корпускулярной теорий. Говоря языком квантовой физики, данные свойства психики соотносятся между собой так же, как и возможность определения свойств элементарной частицы через характеристики корпускулярной или волновой теории, как возможность определения или массы, или скорости электрона.

Мифологическое мышление, т.е. мышление образами, является филогенетически более древним видом переработки информации, чем мышление через логически-дискретное осознание. Образное мышление ориентировано на общее восприятие информации с позиций жизненной безопасности.

Всё, что не угрожает жизни, безразлично для биологического организма, и только то, что несёт угрозу человеческому существованию, анализируется и подвергается переработке. Появление образного мышления можно схематически представить через формирование постепенно усложняющихся форм объединения, способов трансформации и манипулирования информацией в биологических системах и появления за счет этого свободного резерва психической энергии. Только наличие некоего резерва свободной психической энергии дает возможность перерабатывать информацию с получением нового значения.

Попробуем это проследить. Одноклеточный организм реагирует непосредственно на факт раздражения. Несколько объединившихся одноклеточных организмов реагируют на раздражитель уже дифференцированно – той или иной своей клеткой. Если при этом повреждается или утрачивается какая-то часть клетки или даже она вся, многоклеточное образование все равно может продолжить свое существование за счёт оставшихся клеток.

 Многоклеточная организация существенно повысила способность организмов к выживанию. Такая форма организации за счет выживаемости оказалась весьма перспективной в эволюционном плане и получила дальнейшее продуктивное развитие. Усложнение многоклеточных организмов привело к необходимости избирательно и координировано изменять свои физиологические реакции путем активизации или торможения обменных процессов в различных частях многоклеточного организма. Переход от одноклеточных организмов к многоклеточным привел к новому типу реакции – рефлексу, то есть к необходимости синхронизировать физиологические ответы всех клеток в соответствии с общим приспособительным результатом. Из процессов внутреннего химизма клетки и необходимости избавления от продуктов обмена и их переработки проистекает внешний химизм клетки, который, в свою очередь, привел к появлению как межклеточного, так и межорганизменного химизма как способа обмена информацией.(Вспомните духи, созданные на основе воздействия феромонов, веществ указывающих на половую готовность к размножению).

Потребность в координации такого химизма привела к возникновению более сложного процесса регулирования, а именно ориентированной на всю физиологию организма как выражения общей синхронизации обменных процессов в нём. Синхронизация внутренней и внешней физиологической деятельности обусловила появление такого сложного феномена деятельности, как инстинкт и инстинктивное ролевое поведение.

Поведение, в свою очередь, отражает потребность в координации физиологических реакций между отдельными особями в рамках их совместного сосуществования. В результате возникает необходимость координировать совместное поведение, т.е. как-то соотносить и прогнозировать результат взаимообусловленной деятельности.

Такой прогнозируемый и воспроизводимый результат деятельности, возникая у индивидуума, должен быть примерно одинаково истолкован всеми членами взаимодействующей группы. Должна быть однозначно понята всей группой и цель этой деятельности. Способность индивида корректировать личную модель поведения с учетом полученного результата дала путевку в жизнь такому явлению, как мышление. Теперь объединение особей в группы предопределяло не только биологическое видовое единообразие с инстинктивным ролевым поведением. В большей степени их единение стало обуславливаться одинаковым функционированием создаваемых ими психических моделей поведения на базе единого способа мышления. (Особь, использующая иной способ мышления, расценивалась коллективом как принадлежащая к иному миру или как сумасшедшая).

Взаимодействие особей все чаще стало осуществляться через взаимодействие психических моделей и в меньшей мере – на основе механизмов физиологического раздражения. Усложнение и увеличение количества функционирующих одновременно в индивидуальной психике моделей поведения привело к качественно новому способу их организации, через создание новой, объединяющих их всех и стоящей над ними психической модели. Такая организация привела к организации иерархически подчиненных уровней управления психическими функциями организма между вновь созданной моделью и ранее сформировавшимися моделями. Возникло системное мышление. Отныне психические модели стали управляться такими же психическими моделями. Психическое управляется психическим, и это качественно новый уровень организации материи, где новое психическое качество возникло без разрыва со «старыми» физиологическими механизмами мозга. (Грустно, но на современном этапе развития человечества с его приоритетом личных материальных потребностей коллективные формы выживания все более и более утрачивают свою привлекательность. Человек сам меняет направление своей эволюции. Постоянное увеличение количества рождающихся детей-аутистов свидетельствует о преобладании личных механизмов выживания в ущерб коллективным способам выживания. Билл Гейтс – бывший аутист, и, по статистике, в его фирме работает около 60 % инженеров-программистов также из бывших аутистов. Аутисты не заводят друзей – они другие. Они живут одни. Возможно, миф о конце света – это миф об исчезновении объектных отношений? Но давайте вернемся к нашим рассуждениям.)

Возникшая в психике на базе существующих психических моделей и осуществляющая самостоятельно управляющие функции вновь созданная психическая модель за счет имеющегося резерва психической энергии стала относительно самостоятельной и независимой. Эта относительная независимость привела к изменению направления эволюционного процесса. Теперь более приспособленным к выживанию стал тот индивид, у которого была более совершенная управленческая модель процессами, происходящими в его психике. Это обусловило переход от психики животного, где имеющиеся модели поведения более или менее жестко закреплены в виде безусловных рефлексов и инстинктов, к творчески ориентированной психике человека. Выработка безусловных рефлексов в психике животного, хотя и возможна, но на практике затруднена или крайне ограничена из-за жесткой привязки психических процессов к генетически закрепленной видовой специфике рефлексов и поведенческих инстинктов. Психика животного из-за генетической жесткости изначально ограничена небольшим количеством психических моделей поведения. Эту жесткость строго определяет естественный отбор в той или иной форме. Человек передает накопленный опыт посредством речи – это позволяет ему сохранять, воспроизводить и передавать психические модели через манипулирование вербальными компонентами, что недоступно животному. Хотя некоторые элементы коллективного мышления животным все же известны.

Именно переход к новому способу организации поведения через появление относительной самостоятельности функционирования созданных на базе психических моделей управленческих моделей, выделило человекоподобный вид приматов из среды животных и обусловило появление человека как индивида и субъекта психической деятельности.

Теперь в психике человека одна информационная модель, оперирующая данными восприятия от органов чувств, стала обрабатываться такой же по сути, но информационно-управленческой моделью. Теперь эта информационная управленческая модель оперирует не данными восприятия, а несколькими такими моделями сразу, синхронизируя и соотнося между собой данные восприятия органов чувств. Одна психическая модель как бы вместила в себя несколько иных моделей. В результате чего скорость обработки информации неслыханно возросла, что резко увеличило скорость эволюционных процессов человека, но не по пути укрепления когтей и мышц, а по линии совершенствования коллективных поведенческих форм выживания.

Это новый, качественно более высокий уровень обработки информации, который позволяет действовать сообща, при этом сохраняя свою биологическую и психическую индивидуальность. Появление общей модели поведения, понятной всей группе особей, с возможностью в рамках этой модели коррекции своих индивидуальных действий для достижения общего благоприятного результата, привело к возникновению элементов коллективного или группового психического поля, которое принципиально невозможно без совместной деятельности на базе построения и функционирования моделей как личного, так и группового поведения. Это поле стало средой проявления относительной самостоятельности психических моделей поведения, тем самым, образовав коллективную форму психической деятельности (так называемое коллективное бессознательное) и общественное сознание в виде общественного мифа.

Это дало возможность использовать как совместно, так и раздельно оба качества психики – индивидуальное и коллективное мышление – в зависимости от стоящей перед индивидом или группой задачи.

Такой простой в самом начале процесс, как объединение нескольких клеток, обусловил в конце появление абсолютно новой формы существования материи в виде индивидуальной психики и коллективного (группового) бессознательного.

С появлением многоклеточных организмов все процессы жизнедеятельности несут отпечаток необходимости совместной общей реакции как отражения общих физиологических изменений. Из этой общей реакции родилось как общее целостное восприятие, лежащее в начале слитного, мало дифференцируемого восприятия действительности, так и восприятие самого себя.

Разделение в мироощущении на воспринимающего субъекта и воспринимаемую внешнюю среду привело к качественно новому явлению – формированию внутри психики индивида вероятностной модели внешнего окружения. Возможность манипулирования этой моделью внутри психики привела к такому явлению, как отвлечённое или абстрактное мышление, с сохранением предметного и операционного мышления.

Организм, наделённый психикой, стал использовать собственную психическую модель внешнего мира как достаточно удобную и гибкую схему в процессе более эффективной адаптации к ситуативно меняющимся условиям существования. Скорость обработки информации при тестировании внешнего мира за счет использования психической модели этого мира значительно возросла, и внутрипсихическая картина окружающей действительности стала более реально отражать объективность восприятия мира. Возникновение психических моделей привело к расширению сознания в общебиологическом аспекте.

Для субъекта возникающие в психике личные модели поведения и модели внешнего окружения экономически более выгодно сохранять, чем каждый раз создавать их вновь. Их теперь нужно только корректировать, исходя из текущей потребности. Сохранение моделей поведения обусловило появление памяти с её делением на оперативную (ситуационную) и долговременную. Любая психическая модель структурируется и запоминается в виде образа, имеющего стойкое ядро и относительно легко меняющуюся периферию. Формирование в памяти стойкого ядра образа позволило выделить часть психической энергии на восприятие деталей окружения, предопределив появление внимания, и некоего центра, координирующего взаимодействие всех структур психик между собой. Созданная внутри психики модель в виде образа со стойким ядром и относительно неустойчивой периферией приобретает для индивида особое значение, так как формирует независимый от окружающей среды относительно самостоятельный внутренний центр индивидуальной психики.

В таком случае развитие индивида происходит в большей мере самостоятельно, в соответствии с деятельностью его личного ядра психики. И от того, какие образы формируют этот центр, и будет зависеть вся жизнедеятельность индивида – как личная, так и групповая. Диалектика взаимодействия индивидуальных и коллективных образов в этом случае будет определять все имеющиеся способы функционирования индивида и группы.

Имеющаяся структура индивидуального образа позволяет сравнительно легко добавлять или убирать как ненужные определённые его части, оставляя постоянным ядро, содержащее основную информацию. Способность сохранения и манипулирования образом в зависимости от индивидуальной потребности привела к появлению субъекта психической деятельности. Отныне мир разделился на субъекта с его собственным восприятием действительности и объективную физическую реальность бытия.

Координация взаимодействия между образами и их структурными уровнями организации составляют содержание процесса мышления.

Актуальным стал новый способ работы с информацией, обусловленный внутренней, точнее, внутрисубъектной манипуляцией и переработкой информации, независимо от факторов внешней среды.

Образы, абсолютно объективные по факту своего существования, но субъективные по происхождению и функционированию, превратились из обычной физиологической реакции в совершенно новое свойство психики, не утратив при этом связь с общей физиологией организма. Образы, имеющие относительную самостоятельность внутри объекта, позволяют мгновенно обрабатывать информацию, гарантируя выигрыш во времени, что, в свою очередь, немаловажно для сохранения жизни и целостности всего организма. Ответ организма на внешнее раздражение в этом случае зависит от характера внутрисубъектной обработки информации. Этот ответ субъективен по происхождению, но объективен по факту своего существования. Теперь появился субъект, который не только воспринимает информацию, но и перерабатывает её самостоятельно, исходя из своих собственных внутренних потребностей. Появились не особи, а субъекты общества, способные к взаимной коррекции своих моделей восприятия мира ради коллективного объединения в процессе достижения личной или коллективной цели.

 Образный (он же мифический) тип мышления позволяет мгновенно оценить любое внешнее воздействие по степени интенсивности в ущерб дифференцированности восприятия. Этот тип мышления возник из необходимости мобилизации сразу всех физиологических реакций и систем организма с целью выживания.        

 В этом случае образы, возникая внутри психики, соотносятся не с внешним миром и его законами, а с собственной внутрипсихической хронологией.

Они структурируются по функциональному признаку, опираясь на личные свойства физиологических процессов, протекающих внутри организма. Формируются образы, исходя из имеющегося опыта, предопределяя характер и тип реагирования организма на внешнее или внутреннее раздражение, без учета пространственно-временных характеристик их возникновения.

 Первично возникающие образы относительно безлики, безвременны, аморфны по своей структуре, но всегда энергетически заряжены за счет своего постоянного ядра. Они качественно ориентированы по оси полезности или вредности для развития субъекта. Рост и развитие индивида приводят к замене одних образов на другие, более реалистичные, чем предыдущие. Механизм замены образов носит крайне специфический характер. Если по какой-либо причине не происходит смена структур индивидуальных образов или в развитии индивида случается эволюционная неудача, то в его психике будут господствовать образы и мифы того уровня, на каком произошел эволюционный сбой. Образы могут соответствовать возрасту полгода, год, 3 или 5 лет, 12-13 годам, 17-21 году и быть абсолютно независимыми от физиологического возраста. Такой механизм замены возможен только в рамках имеющейся в распоряжении субъекта личной парадигмы или личного мифа. Даже психически здоровый индивид будет воспринимать явления внешнего мира через призму личного образотворчества, личного индивидуального мифа. Психические часы индивида зависят от физиологии личных внутренних процессов и от условий формирования их оценки в рамках взаимодействия с другим объектом в коллективном поле речи, на всем пути индивидуального психического развития.

Психическое, как сознательное, так и бессознательное, укорененное в личном физиологическом, знает только свое собственное время, опираясь на скорость течение своих обменных процессов.

Наше психическое развивается и взрослеет, а физиологическое растёт и стареет. (Но, увы, часто мы растем и стареем, а наше психическое остается неизменным. Со временем возникает более или менее значительное расхождение между физиологическим возрастом и психическим. Иногда, это выглядит очень грустно).

Каждому этапу развития индивида соответствуют определенные виды структурной организации его образов. Психическое поле проявлений образного мышления человека напрямую связано со структурой индивидуальных мифов. От того, как функционируют и структурируются личные образы, будет зависеть и структура коллективных образов и мифов, т.е. коллективное бессознательное. Реально это система организация того общества, в котором живет индивид.

Смена структурной организации образов возможна только при условии успешного прохождения определенных последовательных стадий в развитии индивида. Это развитие будет предопределяться структурой и функционированием коллективных и групповых образов того общества, в котором происходит развитие и воспитание индивида. Целенаправленное изменение индивидуальных образов и коллективных мифов происходит только за счёт дискретно-логической работы сознания.

Для более четкой и конкретной работы с образами из бессознательной части психики вырабатывается особая «структура» или точнее говоря, особого рода функция психики в виде сознания, акцентирующая деятельность психики на обработке деталей, из которых будет формироваться новый образ. Психика, концентрируя энергию, теряет способность к общему охвату, при этом создает фокус обработки информации в конкретной точке психического поля, образуя фокус внимания. Поскольку организм выступает как некая структура, постоянно поддерживающая определённый уровень энергетического напряжения, то психика индивидуума приобретает вид некоего постоянного энергетического потока. И в этом случае бессознательное представляется как постоянный поток образов, сознание же, фиксируя части этого потока фокусом внимания в конкретные пространственно-временные отрезки, является дискретным психическим образованием, «проявляет» и выявляет конкретные части этих образов, посредством которых и осуществляется связь субъекта с внешним миром. Оно (сознание), будучи относительно автономно, способно анализировать, изменять или вообще выводить образы из активного использования психикой субъекта.

Внешний мир и субъект разделены, но это разделение имеет в какой-то мере относительный характер. Кожные покровы, различного рода рецепторы, воспринимающие окружающую среду, принадлежат как субъекту, так и окружающему миру, да и сам субъект всего лишь элемент этого мира. Субъект, отделяющий себя от мира, но и одновременно воспринимающий мир для взаимодействия с ним, формирует некую оболочку или мембрану, состоящую из двух слоёв. Биологически это соответствует формированию кожных покровов и воспринимающего рецепторного аппарата в коже,путей проведения сигнала с периферии в анализирующий центр. Таких анализирующих центров в организме может быть несколько на разных уровнях нервной системы. И только в психике осуществляется окончательная обработка поступивших с периферии сигналов. В психике возникает некое подобие такой же мембраны. Эта оболочка или мембрана формируется из представлений и образов, что есть Я и Не-Я. Эти представления разделяют субъекта на Я и не-Я, делит все представления на внутренние, связанные с самим собой, и внешние, связанные с внешним миром. И хотя такое разграничение в психике по природе представлений относительно, мембрана все же приобретает двухслойное строение. На наружный слой мембраны проецируется информация, идущая от воспринимающего рецепторного аппарата, отражая характеристики воздействия внешнего мира. Внутренний слой мембраны или оболочки является экраном, на котором создается модель деятельности внутренних органов человека. На внешней оболочке отображается информации приходящая от переферических центров. Синхронизация одновременного восприятия процессов на обеих сторонах воспринимающей мембраны позволяет психике человека соотнести себя, своё внутреннее(субъективное) с явлениями внешней действительности.

Из разнохарактерной физиологической сенсорной информации, поступающей от внутреннего рецепторного аппарата, формируются оргазмические ощущения. К ним добавляется информация, идущая от рецепторов, тестирующих внешнюю реальность. Из суммы всех этих ощущений, идущих от внешних и внутренних рецепторов, и синтезируется первичный образ предмета или объекта. Вначале на внутренней части мембраны воспроизводятся схематичные, далёкие от совершенства плоские образы, подобные детским рисункам, затем по мере созревания и накопления опыта, образы формируются уже по типу ранних живописных картин, лишенных объемного изображения. И только по мере усложнения строения рецепторного аппарата и более качественной аналитической обработки информации образ приобретает свои объёмные характеристики, но не имеет четких границ. Такие образы можно соотнести с образами на картинах импрессионистов…

Постепенное физиологическое созревание рецепторного аппарата, совершенствование психических моделей, структурирующих психику субъекта, под воздействием накопленного опыта и при наличии обучающего воздействия более зрелой психики «значимого Другого» приводят к формированию аппарата мышления и развитию ментальной функции субъекта.

Мир вокруг нас пребывает в постоянной динамике, и первоначальные образы в психике субъекта тоже имеют динамическую составляющую. В ней происходит постоянное как бы перезаписывание имеющихся образов. Внутренние образы называются интроекты. Эти образы, имеют относительную самостоятельность существования. Мир все время пытается «разрушить» возводимую субъектом мембрану, процессы, происходящие в мире, часто не совпадают с потребностями субъекта, как бы конфликтуют с ним, поэтому первичные воссозданные образы имеют угрожающий для субъекта характер. Они страшные: недифференцированные, неуправляемые, вызывающие желание изолироваться от них, максимально разделиться с ними. Попытка дистанцироваться от этих образов вызывает дезинтеграцию психики, затрудняя или делая невозможным получение объективной картины реальности и удовлетворения потребностей субъекта.

Такое положение дел внутри психики субъекта приводит к возникновению различных энергетических затруднений. Потребность психики субъекта в разъединении изолировании угрожающих интроектов истощает психику, а потребность в переработке и избавлении от плохих образов приводит к выраженному энергетическому напряжению, требующему разрядки. При слабой дифференцировке психики эти образы сливаются с физиологическим напряжением, вызывая физическую боль, поглощают всю энергию индивида, не дают возможности психически дифференцированного восприятия себя и мира. На организацию психики банально не хватает сил и энергии. И только удовлетворение потребности снимает ощущение боли и дает возможность индивидууму ощутить свое бытие и выделить себя из мира.

Отсутствие боли, удовлетворение и удовольствие сформировало субъекта психики, теперь уже способного создавать, воспринимать и отражать возникающие психические образы, хорошие и плохие.

Возникшие образы, являясь энергетически насыщенными структурами, начинают взаимодействовать между собой. Образ выделившегося субъективного Я взаимодействует как с окружающими его образами внутри психики, так и с внешним миром. Теперь образы взаимодействуют с образами, осуществляя отражение самих себя. При этом субъективное рождает субъективное.

Так сам возникший образ запускает процесс «обработки» такого же образа. Теперь у данного процесса есть два исхода – или психика как-то структурирует этот образ, сведёт его к управляемому объекту, соотнесет его функционирование с функциями других образов, или возникший образ, как динамическая и относительно самостоятельная психическая структура, не будучи встроенным в контекст всех символов и образов субъекта, начнёт вначале конфликтовать с психикой субъекта, с его психическим Я, а затем вступит в борьбу за главенство в энергетическом приоритете структурирования, попробует подчинить себе всю психику субъекта. Это приведет к перераспределению энергии между структурами психики. Новая, не встроенная, а значит, чуждая психическому Я субъекта, интроектно (внутренне) созданная структура будет забирать всё больше и больше энергии на свою жизнедеятельность. (Этот явление отдаленно напоминает наличие избытка свободных валентностей или свободных электронов, которые бесконечно провоцируют и поддерживают процесс, скажем, образования ржавчины на металле).

У психики субъекта есть три оптимистических варианта дальнейшего развития событий – или выбросить, то есть спроецировать чуждый образ на внешний мир, или путем вытеснения и создания защит изолировать его. Третий вариант – поглотить чуждый образ, отняв у него всю энергию на свои потребности, или встроить его в свой контекст. При менее оптимистическом варианте событий психика субъекта идентифицируется с агрессором и таким образом личное будет структурировано по образу и подобию угрожающего объекта(на своих не наподдают!) тем самым избегнет своей энергетической смерти и будет полностью энергетически обессилена и уничтожена личная структура психики. Как это всё напоминает наши мифы о вампирах и привидениях! Есть еще три способа как бы «избавиться» от угрожающих образов: первый - отключить деятельность психики перестать думать, второй – блокировать обработку поступающих сигналов (тем самым блокировать свои же собственные проявления жизнедеятельности, то есть включить механизм самоуничтожения); и третий способ это в галлюцинаторной форме, галлюцинаторными образами галюцинаторно «победить» всех преследователей. Для галлюцинаторного способа борьбы подойдут как свои собственные галлюциногены (например, адреналин и ему подобные вещества, половые гормоны) или химические галлюциногены в виде алкоголя или наркотических средств.

Психика не только осуществляет обработку информации, но и проводит прогностические акции. Часто это происходит во снах. Наши сны как зрительно воспринимаемые картины могут дать представление о механизмах адаптации и той работе с образами, которые происходят внутри нашей психики. Сновидение расскажет о характере имеющихся в нашем распоряжении образов, которыми мы пользуемся для отражения своего видения окружающего мира.

Каковы наши сны, таково и наше внутреннее, бессознательное, образное видение мира.

Для того чтобы справиться со своими проблемами, формирующаяся психика бросает все силы организма на борьбу и укрощение этих первичных образов. Это поистине титанические усилия, и только опора на зрелую психику матери или лица, её замещающего, позволяет сохранить психику развивающегося субъекта в целостности и выделить часть энергии на противостояние истощению энергетических ресурсов, а также выработку более эффективных способов взаимодействия и управления этими образами.

Появление в психике субъекта положительного образа (например, матери), приносящего успокоение и сочетающегося с пищевым наслаждением, избавляющего от одиночества, солидаризующегося с субъектом в борьбе за обуздание первичных комплексов, дает возможность незрелой психике ребенка выжить и развиться до взрослого состояния. От того, насколько стоек и непоколебим в психике субъекта образ матери или другого доброго первичного объекта, будет зависеть и взгляд субъекта на процессы, происходящие в окружающем мире, его личностный характер и психический потенциал.

Такая опора на положительный, предсказуемый и устойчивый образ доброго первичного объекта позволяет сформировать необходимые психические структуры в психике развивающегося субъекта, чтобы в дальнейшем он мог уже самостоятельно и эффективно создавать, корригировать, перестраивать свои психические комплексы и образы в соответствии с потребностями объективной реальности. Младенцы, оставшиеся в раннем детстве сиротами, даже при надлежащем физиологическом уходе не в состоянии активно сопротивляться болезням, усваивать пищу и, в конце концов, становиться полноценными людьми.

На разных этапах развития психика по-разному структурирует взаимодействие своих образов, начиная от примитивных мифов и заканчивая психоаналитическими или теософскими теориями.

Бессознательные содержания психики правят миром людей.

Сознание с помощью формирования понятий в языковой форме структурирует функционирование этих образов через процесс символообразования. Объединенные по какому-либо функциональному признаку, они приобретают вид символов. Образы оформляются вначале в виде устного, а затем и письменного повествования – как некий рассказ или миф. Один и тот же образ может быть частью разных символов, в зависимости от их функционального предназначения. Взаимодействие таких символов и определяет скрытое содержание мифа, как личного, так и коллективного.

Формируя миф, сознание получает доступ к бессознательным содержаниям собственной и коллективной психики. Оно придает действиям героев мифа характер, аналогичный характеру функционирования и взаимодействия образов в бессознательной части собственной психики. Происходит как бы приписывание героям качеств и свойств личного бессознательного.

Образы бессознательного структурируются как личный миф субъекта, а через этот миф структурируется для субъекта весь внешний мир.

В коллективном бессознательном индивидуальные образы утрачивают свои индивидуальные черты, теряя энергию, которая идет на формирование более стойкого ядра мифа. Структурирование ядра мифа в коллективном бессознательном происходит в виде формирования архетипов – относительно устойчивых представлений, циркулирующих в обществе. Обратное проникновение архетипов в психику субъекта происходит в устной или письменной форме через сказки, легенды, мифы, былины – через архетипические образы.

В ситуации, не представляющей угрозы для жизни индивида, сознание воспринимает окружающую реальность более объективно. Оно может выделить большую часть психической энергии на тестирование реальности. У него есть возможность самостоятельно видоизменять характер действия мифических героев, тем самым, приближая содержание мифа, а значит, и сам образ, к реальности. Теперь усвоение другим субъектом видоизмененного мифа будет отражать более реальное положение дел. Такой процесс трансформации старого и создания нового мифа бесконечен, как бесконечен процесс приближения к истине. Этот двусторонний способ влияния бессознательного на сознание и сознания на бессознательное создает условия для прогресса общества, всё более приближая его к объективному положению вещей. Весь прогресс человечества – это замена устаревшего мифа на более реалистический.

Мышление образами (мифическое мышление) – это восприятие действительности, проистекающее из мифического характера мышления с опорой на его бессознательные механизмы. Мифы, циркулирующие в политике, - реальное воплощение диалектики мифического характера восприятия действительности. Данный тип мышления отражает структуру отношений индивида и общества как взаимодействия части и целого.

 Таким образом, на формирование мифа и его содержание будет влиять как личное восприятие и трактовка мифа субъектом (это восприятие обусловлено уровнем развития психики самой личности), так и характер циркуляции и структурная организация конкретного мифа в среде того общества, в котором развивается субъект.

Толпа, являясь своеобразным многоклеточным организмом, обладает всеми чертами носителя мифологического восприятия и мышления. Её действия обусловлены всеми специфическими особенностями мифического восприятия и реагирования.

Если информация носит характер, затрагивающий отношения индивида и общества, или угрожает жизни субъекта, она вызывает образный ответ на уровне бессознательного мышления индивида в обход сознания, с отказом от детального критического восприятия происходящего.

В случае столкновения с новым и неизвестным психика имеет в своем распоряжении два способа реагирования на происходящее – активный и пассивный. Активный способ, в свою очередь, бывает двух видов: это или агрессия, при которой предпринимается попытка контролировать свой страх, или паническое бегство в случае невозможности контроля страха. Пассивная реакция выражается в виде полного паралича деятельности (это касается и толпы, и субъекта) с невозможностью принятия какого-либо решения или совершения действия.

Пассивная реакция возникает в случае многократного превышения энергетического информационного воздействия на психику одномоментно или за короткий период времени. В этом случае невозможность осмысления избыточного уровня информации приводит к различным изменениям психики. Абсолютно непереносимый уровень информационного воздействия вызывает полный блок всех психических проявлений личности. Могут даже полностью блокироваться все физиологические функции, что приводит к смерти индивида.

Адаптация организма к подобному типу воздействия растянута по времени и носит многоуровневый характер. При встрече субъекта с избыточным характером воздействия информации психика индивида пытается реагированием на разных уровнях функционирования справиться с дезинтеграционным воздействием избытка информации.

На первой (как бы самой поверхностной) ступени адаптации психика пытается найти какое-то объяснение происходящему, отыскать какой-либо способ управления и контроля над возникшей ситуацией. На этом этапе психика будет использовать все усвоенные в прошлом адаптационные приемы. В этом случае все зависит уже от личного развития индивида и от того, как он воспользуется доступными ему механизмами адаптации. Зачастую при задержках в развитии это приводит к различным неврозам или невротическим реакциям. Чем более реалистичен индивидуальный миф личности, тем меньше затруднений испытывает человек, приспосабливаясь к реальности. Индивид, вкладывающий усилия в развитие своего Я, своего сознания, все более адекватно воспринимает свое окружение и тем эффективнее становится его деятельность.

На второй (более углублённой) ступени адаптации идет отказ от более дифференцированных способов мышления в пользу менее дифференцированных механизмов, так как по своему характеру они более структурно и экономически устойчивы в энергетическом плане за счет упрощения характера принимаемых ответных реакций. Это позволяет в ущерб реальности восприятия окружения сохранить и перераспределить энергию организма на физиологические механизмы выживания в надежде восстановить утраченную избирательную дифференцированность психических функций в более благоприятное время. Психика переходит на уровень образного мышления с использованием мифологического способа восприятия действительности.

На третьем уровне возможно кратковременное отключение сознания в виде обморока, или же психика отказывается от логического реалистического восприятия действительности. Отключив имеющийся в её распоряжении логический потенциал сознания, психика вынужденно переходит на крайне общий образный характер обработки информации, жертвуя качеством восприятия информации, но выигрывая при этом во времени. Чем более интенсивно воздействие, тем меньшее количество активных образов способна задействовать психика для переработки информации. Она вынуждена экономить энергию на формировании структуры и переправлять эту энергию на физиологическую динамическую деятельность. Такая экономия энергозатрат, несомненно, полезна, так как увеличивает шансы на выживание. Отключение сознания приводит к развитию острого психоза и психотических реакций, вплоть до распада ядра личности. Сознание не погружается в бессознательные содержания психики, происходит отключение самых энергозатратных участков психики в виде сознания по типу веерного отключения, характерного для любой энергосистемы во избежание её полного развала.

 «Люди гибнут за металл» - известная поэтическая строчка может прозвучать по-новому. Люди гибнут за свой миф! Какими же характеристиками должен обладать этот миф, чтобы оправдать смерть своего творца? Или, быть может, каков творец, таков и миф???

Вот и сказочке конец, а кто что-то понял - молодец!

 Доктор Ливинский